Rebecca Locke
- Ты можешь нам помочь. Мы придем к нему. Скажи ему, что мы хотим договориться. Что мы устали нести потери. Передашь?
- Да, - почему я? Сами не могут что ли ему сказать?
- Повтори, что ты ему скажешь.
- Вы хотите встретиться. Хотите договориться. Правда, я не понимаю до чего.
- Это тоже скажи. Отвези ее домой.
Как оказалась дома, я не помню.

Лето показало свои зубы - подул ветер, тучи закрыли солнце полностью, дождь пытался начаться, но забыл как это делается.
В тренировочном лагере было шумно. Последний день. Завтра день битвы с противниками нашего лидера, а потом приход зверя. Все это обсуждали. Все надеялись избежать битвы, но быть близко к лидеру.
Я и хотела подойти к лидеру и не хотела. Вчерашнее происшествие выбило меня из колеи. Я оказалась в гуще событий, а не наблюдателем, как ожидала. Это смущало.
Лидер сам подошел ко мне.
- Видела своего викинга?
- Да, и женщину похожую на Елену. Они хотят встречи. Говорят, хотят договориться.
- О чем?
- Понятия не имею. Сказали, что сами вас скажут.
- Хорошо.
Остаток дня прошел как предыдущий.
Я смотрела на людей и не понимала, ладно, я школьница, у меня каникулы, ладно молодые ребята - студенты, но больше половины были люди за 30, некоторым и за 50. Как они могли проводить здесь все время. Почему они не работали? Безработные? Без семьи? Неужели, они чувствуют себя не нужными в этом мире, и поэтому стремятся в другой, где будут нужны? Роль наблюдателя их не интересует? Они хотят быть делателями: созидателями или разрушителями? И тогда вопрос: почему они думают, что в другом мире они будут нужны? И самый главный вопрос: почему они решили, что будет другой мир?
Ответов не видела, а спрашивать стеснялась, даже боялась, если честно. Я сама не знала что ответить на вопрос: что я тут делаю? С чего вдруг, остальные смогли бы ответить на него?

Видимо, пришла привычка, к вечеру смертельно усталых было меньше, чем в предыдущие дни. Народ расходился, оживленно болтая друг с другом. Я подошла к лидеру.
- Я могу быть полезной?
- Да. Будь со мной. Поможешь мне принять гостей.
Мы поехали в первую квартиру. Зала была подготовлена к ужину. Стол, 6 стульев, скатерть, сервировка.
Телохранители исчезли еще до дверей квартиры. В квартире были только лидер и я.
- На кухне еда и питье. Будешь подносить.
Хм, служанка. Не приятно.
- Ладно.
Он взял стакан и налил в него воды из графина. Повертел стакан, проверяя силу Кориолиса. Понюхал и поставил стакан на стол.
Входная дверь открылась и вошел один из близнецов.
- Заходи. Где твой брат?
- Придет еще.
- Голоден?
- Пить хочу. Если есть с тобой, может оказаться, что ешь человека.
Лидер протянул стакан с водой. Близнец поцокал - нет, я сам налью. Взял другой стакан и налил из-под крана.
Они стояли на кухне, я около окна в комнате. Мне не было слышно о чем они говорили, хотя я прислушивалась. Слишком быстро и тихо. Неожиданно близнец потерял равновесие и схватился за край раковины. Лидер откуда-то достал меч и отрезал наклонившуюся голову. Кровь фонтаном обрушилась на кухню. Тело не успело упасть - развеялось в прах. Голова ударилась о мойку и уже там, в виде праха, смешавшись с кровью, ушла в канализацию.
Я не успела испугаться в момент гибели близнеца. Теперь, когда лидер вытер меч и убрал его в скрытые ножны, я запаниковала.
- Надо убрать кровь?
- Нет. Пусть видят.
Я забилась на подоконник. Зверь сел во главе стола. Молчание затянулось.
Как появились они, я не заметила. Елена остановилась в проеме между залой и кухней, близнец бросился к зверю.
- Зверь!
- Убери свою шавку, Елена - лидер пнул ногой близнеца в живот.
- Ты убил его брата.
Лидер достал меч, Елена заворожено смотрела на него, близнец взвыл и кинулся в атаку. Голова отскочила от стены и ударила безголовое тело, одновременно рассыпаясь.
- Ты хотела поговорить. Близнецы не умеют говорить, только грубить. Ты готова говорить?
- Да.
- Ужин готов. Присаживайся к столу.
Я оторвалась от подоконника и пошла на кухню. Страха уже не было. Был ужас, который заставлял меня делать свою работу.
- Ты набрал сотню?
- Да, завтра вечером мы пойдем в убежище. Вам лучше убраться с этой планеты.
- Пойдем с нами. Великая Мать примет тебя.
- Великая Мать, - медленно повторил лидер, как будто вспоминал это имя. - Она бросила меня, и вас она тоже не поддерживает. В любом случае, зверь придет и никто не спасется, разве это правильно?
- Зверь не придет.
- Я - не зверь. Ты наверное не знаешь, что звери просыпались не только там, где был я.
- Знаю. Ты не единственный, но первый и самый сильный. Остальных нам удается уничтожить. Из сотни твоих спасенных, обязательно найдется парочка зверенышей.
- Я останусь. Вам советую уйти. Увидите Великую Мать, скажите, что... она давно уже не моя жена, так что ничего не надо говорить... Смотрю, ничего не ешь. Не голодна или, как близнецы, думаешь, что это христианские младенцы?
Гостья встала.
- Не голодна, это ты голоден все больше и больше... Мы не уйдем, завтра последний день.
Елена пыталась сделать шаг, но упала.
- Что это?
- Помнишь, Крит придумал формулу, ослабляющую регенерацию? Это она.
- Ты нашел противоядие.
- Да. Я приготовил для тебя особенную смерть.
Ванна была заполнена водой. Елена медленно и величественно погрузилась в воду. Кусочки кожи поплыли в воде. Лицо стало маской. Показывать боль она не хотела.
- Ты была со мной дважды. Ты, как и я, заворожена силой зверя. Почему ты пошла против меня?
- Я не помню первый раз. Помню только восторг, что я стану бессмертной. Второй раз я уже смотрела что происходит. Как ты превращаешься в зверя.
Крик боли раздался сзади. Я схватила меч, который лидер оставил на полу, и махнула им в сторону кричавшего. Меч торчал криво из горла викинга. Я отпустила руки.
Голова медленно отделилась от шеи и упала к собственным ногам. От удара голова рассыпалась, а сверху посыпался и остальной прах.
Лицо Елены стало маской боли и страдания.
- Ты... достойная... смена... зверю...
Я ушла из ванной.

Лидер подошел ко мне.
- Ты держишься мужественно.
- Я в ужасе.
- Я знаю.
Он обнял меня и поцеловал. Нежно.
Стены оказались с секретом, это были шкафы. Он вытащил матрас и положил меня на него.
Лишиться девственности так, я никак не предполагала. Хотя все было нежно и даже приятно. Боли особенной не испытала, скорее дискомфорт от присутствия инородного тела внутри. Но ласки были приятны.
Он уснул, обнимая меня. Я лежала и думала, что все привело меня не к тому, что я хотела или ожидала. Это не спектакль же в конце концов ради меня, значит эти люди действительно верят в то, что мой мир погибнет, он станет зверем и всех сожрет. После сегодняшней ночи вряд ли этот человек, что лежит рядом со мной, оставит меня. Я стану бессмертной. Боже, я эту то жизнь не знаю как потратить, в тут бесконечность. Меня затрясло. Я вылезла из его объятий и оделась.
- Чего ты боишься?
- Мне сложно сказать... Ты же понимаешь, что ты - зверь. Завтра, точнее сегодня, ты превратишься в зверя, мы сядем к тебе на спину, поэтому ты нас не сожрешь.
- Ты наслушалась бредней.
- Подумай. Ты сам в первую нашу встречу сказал, что в тебе есть разрушение. Ты - наркоман. Наркоманы лгут, в первую очередь себе. Перестань лгать. Ты всегда знаешь где будет зверь. Ты всегда приходишь за неделю до прихода зверя. Ты притягиваешь к себе людей, в массе своей - созидателей. Твои слова, что созидатели и разрушитель идут рука об руку. Созидатели тебя стабилизируют после превращения. После того, как ты насытишь свой голод. Свою жажду. До следующего раза.
- Даже если это так. Если я погибну, что это даст?
- Не знаю. Я не знаю, почему они так старательно пытаются тебя убить. Потому что хотят занять твое место? Или... Кто такая Великая Мать?
- Моя жена. После того, как дети пытались меня убить, мы перестали общаться. Она создатель. Великий. Создает миры, империи. И правит в одной из них. Я пытался с ней поговорить, но она не хочет со мной встречаться.
- Она созидатель, ты разрушитель. Вам надо быть вместе, иначе вы делаете все больше, чем надо. Она создает без разрушений, ты только разрушаешь, это приводит к застою, к темным временам. Нет развития, нет движения. Вам надо или быть вместе, или передать эстафету.
Разрушитель подобрал меч.
- Ты права. Возьми эстафету.
- Я то-то тут причем? Я наблюдатель.
- Именно. Ты не разрушитель, не создатель. Ты сможешь быть и тем и другим одновременно.
- Тебя убить мало, надо и твою жену убить.
- Она погибнет. Поэтому она и не поддерживает моих врагов... Возьми меч.
- Я не умею... Я не смогу...
- Я помогу, - он взял меч и показал, - наращивай силу по мере движения меча. Не получится с первого раза, не страшно, я не тороплюсь.
Я держала меч, мой любовник лежал на постели, выгнув спину, чтобы удлинить шею.
С первого раза не получилось. Пришлось рубить 3 раза.
Его тело не рассыпалось, как остальные, он превратилось с дымку, которая окутала меня.
- Я знала, что этот день придет. Он услышат кого-нибудь и даст себя убить.
Женщина, похожая на Елену, смотрела на меня печальными глазами.
- Вы - Великая мать.
Она кивнула.
- Мне надо Вас убить?
- Я сама умру. Сейчас погибают все, кого он сделал бессмертным. Я была первой, так что, уйду последней.
- Что мне делать?
- Жить. Просто живи. Будь в гуще событий. Просто наблюдай, пусть другие создают и разрушают. И забудь о смерти. Тебе это не надо. Ты - альфа и омега. Рождение и смерть. Наблюдатель.
Ее тело стало распадаться в дымку, которая от нее потянулась ко мне.
- Началось. Я всегда хотела быть бессмертной. И мне нравилось быть бессмертной. Попробуй и ты получать удовольствие от этого.
В "Горце", бессмертные, убивая, так красиво заполняются энергией. У меня такого не было. Только дымка вокруг меня, впитавшаяся в кожу.

Я шла домой, думая, сегодня день, который 98 человек считают днем прихода Зверя. Но он не придет. Как они переживут это? Наконец-то начнут жить и искать где они нужны в этом мире?
Я остаюсь наблюдателем. Ценным и важным. Но никому не известным и не нужным. Мое одиночество никто не отменял. Ты хотела наблюдать - наблюдай.

@темы: рассказ